BTC/USD 11522.70 2.49%
ETH/USD 898.06 -4.80%
LTC/USD 237.52 6.19%
BRENT/USD 65.06 0.03%
GOLD/USD 1329.49 0.65%
RUB/USD 56.52 0.31%
Tokyo
Moscow
New-York

Национальные криптовалюты: что это и стоит ли в них инвестировать

0

Примеры ICO демонстрируют нам, что криптовалюта может быть очень разной. Так почему бы не национальной? Разбираемся, какие есть проекты, позиционирующиеся как «национальные криптовалюты», и объясняем, стоит ли инвесторам рассматривать их как возможную часть своего портфеля.

Инструментальный подход

Индийская «альтернатива биткойну», посвящённая тамошней богине богатства Лакшми, пример Швеции и попытка Эстонии создать свою валюту, опротестованная Европейским Центробанком под предлогом того, что «ни одно государство-участник ЕС не может вводить свою валюту».

К чему стремятся правительства этих стран, делая заявления о повороте к цифровым активам? Швеция, уже достигшая небывалых высот в переходе к cashless society, хочет укрепить эту политико-экономическую линию.


График слева показывает, как упало количество шведов, которые отвечают утвердительно на вопрос «использовали ли вы наличные в последнее время», справа — уменьшение количества тех, кто в течение месяца оплачивал наличными покупки на сумму до 100 крон

Японское правительство, похоже, имеет такой же взгляд на потенциал цифровой валюты, заявляя о внедрении J-coin'а. Сегодня 70% платежей в Японии — наличные, что несёт для государства и банков много учётных издержек. Консорциум японских банков рассчитывает, что внедрение J-coin привлечёт в экономику 10 млрд иен.

J-Coin будет твёрдо привязан к курсу иены в соотношении 1:1. Даже учитывая, что пока ничего не говорится про его эмиссию и обеспечение, уже одно это ставит вопрос: а это точно криптовалюта?

Дополнительная валюта

Более прямолинеен в своих заявлениях Китай. Тут заявляют и о том, что их крипта не будет связана с блокчейном. Криптоюань планируется обеспечивать по тому же принципу, что и фиатные валюты.
Похожей позиции придерживаются и в России. Здесь звучат самые противоречивые заявления. Сегодня крипторубль и его возможная судьба — тема, требующая отдельного разбора.

Обеспеченная крипта

Британия начала разговоры о создании цифровой валюты в 2015 году. Год назад к внедрению блокчейн-проекта по выпуску токенов RMG приступил Монетный Двор. Вместе с CME Group они занялись созданием инструмента для цифровой торговли золотовалютными активами, размещёнными в его хранилищах.

RMG обеспечен золотом на сумму до $1 млрд, а одна его монета эквивалентна грамму золота. Фактически RMG — блокчейн-инструмент для фиксации сделок с золотом.


Отношение фунта стерлингов к унции золота, а значит, и к RMG далеко не так стабильно, как можно предположить

Про непосредственно же национальную цифровую валюту Британии мы, вероятно, услышим больше в этом году. Предполагается, что курс британских монет будет привязан к фунту стерлингов. О связи её с RMG ничего не известно, но возникает вопрос — остаётся ли валюта криптой, когда она связана с каким-то активом вроде золота, находящимся в руках определённого государства, или токены превращаются лишь в средство контроля транзакций?

Третий путь

Венесуэла рассматривает создание El Petro как средство спасения экономики, находящейся в затяжном пике. Когда инфляция в 2017 году, по разным оценкам, составила от 500% до 4000% в год, многие местные жители обратили свои взгляды к биткойну. Это оказалось сильным ударом по экономике.


Уже несколько лет назад разница между официальным курсом венесуэльского боливара к доллару и фактическим состоянием дел на чёрном рынке была катастрофической 

В начале декабря президент страны заявил о создании национальной криптовалюты. Помимо попытки вывести страну из коллапса ещё одна причина для того, чтобы заняться этим, – международные санкции. Благодаря им El Petro может оказаться хотя бы отчасти настоящей криптой — в отличие от примеров, приведённых выше: чтобы торговать со страной, находящейся в финансовой блокаде, нужно анонимное платёжное средство.

Мадуро готов пустить на обеспечение монет имеющиеся у страны запасы нефти, газа, золота и алмазов. Общая оценка стоимости эмиссии первых 100 млн El Petro, начало которой планировалось на 14 января, составляет $267 млрд.

Но 10 января Парламент Венесуэлы запретил выпуск валюты. Депутаты прямо предположили, что президент пытается незаконно отдать природные ресурсы в заклад. Борьбу против El Petro ведут и в США – там сенаторы Марко Рубио и Роберт Менендес выступили с открытым письмом, требуя борьбы с попытками стран-изгоев обойти экономическую блокаду. Однако, по последним данным, валюта всё же может быть запущена 14 февраля.
Вопрос в том, захочет ли кто-то вкладываться в пусть и крипту, но выпускаемую правительством, находящимся под санкциями и вдобавок рискующим потерять свою власть в любой момент и потерять так, что те, кто придёт им на смену, не будут поддерживать ничего из принятых Мадуро обязательств?

Главный вопрос

Как вы поняли, национальные цифровые деньги не будут собственно криптовалютами. Они централизованы — управление находится в руках государства. Прозрачны и неанонимны — блокчейн со своим контролем транзакций оборачивается к нам своей тёмной стороной. Их майнинг невозможен – государство само выступает эмитентом. У них твёрдый курс, завязанный либо на национальную валюту, либо на ресурсы. Они неликвидны — как часто неликвидны с точки зрения рынка валюты, на которые они опираются, или в силу международных ограничений, а значит, не могут стать глобальными, как свободные криптовалюты.

Честную позицию по этому вопросу предлагает Майкл Корбат, главный исполнительный директор Citigroup, говоря, что «возможно, скоро мы увидим государственный выпуск не то чтобы криптовалют — это плохое определение, а специальных цифровых валют».

Сторонники блокчейн-идеологии заявляют, что эти валюты «объединят в себе худшее от фиатных денег и крипты: контроль над выпуском со стороны государства и контроль над движением, как в биткойне».
Необязательно быть столь категоричным, чтобы увидеть проблему. Например, Александр Боев из группы компаний QUPPY полагает, что «на волне спекулятивного спроса тоже получат какое-то распространение, но по факту не смогут стать полноценной «рабочей» криптой».

Можно ли в это инвестировать?

— Почему бы и нет. Но надо помнить о том, что на самом деле «национальная цифра» — скорее вполне традиционный финансовый инструмент со всеми плюсами и минусами. Прибылей, свойственных криптовалютам, здесь ожидать невозможно, а риски для многих «национальных цифр» немногим меньше.

Если вы выбираете безопасность и стабильность – цифровые валюты крупных государств могут стать для вас хорошим инвестиционным инструментом. Но тогда уже давно можно было начать покупать и их неоцифрованные версии.

Сегодня «национальные цифровые валюты» — всё ещё только предмет обсуждений. Одни из них будут прикреплены к нацвалютам, другие – зажаты курсом ресурсов, призванных их обеспечить. Несмотря на эти обстоятельства, мы будем следить за развитием этого сегмента рынка и обязательно расскажем вам, когда на нём появится что-то по-настоящему интересное.

текст: Олег Уппит, фото: Pixabay

Комментарии