BTC/USD 6715.06 -0.94%
ETH/USD 237.96 -3.41%
LTC/USD 60.08 -1.69%
BRENT/USD 78.68 -0.03%
GOLD/USD 1198.94 -0.94%
RUB/USD 66.25 -0.34%
Tokyo
Moscow
New-York

Блокчейн-карта России

0
Автор материала: Александр Петров

Если вдруг представить, что в нашей необъятной Родине хождение криптовалют все же разрешили на институциональном уровне… Какие регионы из имеющейся в наличии почти что сотни от этого конкретные преимущества получат? Многое зависит от того, насколько развита торговля с внешним миром у субъектов этих регионов.

Попробуем же смоделировать ситуацию.

Калининградская область

Пойдем с запада на восток. Так, если посмотреть внимательно на структуру внешнеторгового баланса Калининграда, то бросается в глаза существенное превалирование импорта над экспортом ($1,2 млрд против $7,2 по данным за 2017 год). Большая часть из этого, конечно же, транзит, но для государства это означает множество относительно некрупных и слабо контролируемых «самозанятых».

Импорт — это когда деньги за рубеж отправляются (а не получаются — это важно). Таким дай биткойн в руки — они «план по экспорту капиталов в дальнее зарубежье» за один сезон процентов на 300 перевыполнят — со всей страны «одеяло сдернут», даже не позаботясь, чтобы товар ради приличия границу пересек! При этом никто ничего не узнает — паники не образуется, просто будет повышенный уровень трафика в интернете и запросов от некоторых «самозанятых» РФ о виде на жительство в ЕС.

Ну, а если серьезно, то тут, как нигде больше, требуется реализация мер контроля конвертационного перехода фиатных национальных денег в криптовалюту. Обезличенность альткойнов здесь сильно будет мешать, от нее придется избавляться. И это даже не вопрос идеологического осуждения, а вполне насущная технологическая необходимость.

Москва

Это такой город, и то, что федерального значения, интуитивно понятно. Он, конечно, большой (миллионов 12 по данным на 2012 год), но в сравнении с некоторыми городами в Китае или мегалополисом Токио-Йокогама (где по 20 млн живет) выглядит весьма скромно. Однако что касается веса в экономической значимости, то от скромности здесь не остается и следа: если в 2017 году страна экспортировала почти на $357 млрд, то из Москвы вывезли на $148 млрд. (Прямо как при дележе имущества разводящихся супругов — половину!)

Импорт примерно в таком же соотношении: из $227 млрд общестрановых зарубежных покупок столица «затарилась» почти на сотню. Это все потому, что крупнейшие государствообразующие компании имеют московскую прописку, и все, что вытягивается из недр Западной Сибири, учитывается на балансе Москвы. Если посмотреть на структуру участников, то как экспорт, так и импорт представлены крупными игроками.

Как ни парадоксально, но именно в Москве государственной власти с криптовалютами будет проще всего ужиться. «Крупняк» контролировать (в том числе и финансово) — это не за «самозанятыми» по съемным квартирам гоняться. Здесь на этапе становления криптовалютного обращения контролирующим органам удобно будет построить стратегию, обкатать ее на практике и выработать диалог.

Северный Кавказ

…Есть мнение, что не стоит вводить виртуальные деньги там, где периодически нет-нет да и вводят режим КТО. Дело не в том, что граждане не оценят, а просто наличие социально взрывоопасной ситуации является красноречивым индикатором того, что в регионе процветает коррупция (на всех уровнях) и право отсутствует как категория.

В таких условиях введение расчетных систем, где присутствует хотя бы тень отсутствия контроля и большей вседозволенности, чем у традиционных денег, приведет к реализации на практике наихудших черт криптовалют, связанных с их анонимностью. И коррупция приобретет новый формат, и финансирование терроризма с помощью биткойнов получит обновленное воплощение, и работорговля, и наркотики и т.д.

А самое главное, что не нужны там сейчас виртуальные деньги. Весь Северо-Кавказский федеральный округ экспортирует как маленькая Калининградская область (по данным за 2017 год — на $1,16 млрд). Но при этом, в отличие от Калининграда, Кавказ столько же и импортирует. Во внешней торговле участвуют преимущественно контролируемые местными властями компании, и они не заинтересованы в преимуществах криптовалют (кроме, пожалуй, тех, которые позволяют выводить капитал из страны).

Ханты-Мансийский автономный округ

Это наше российское все! Большая доля торгового оборота этого субъекта, по понятным причинам, проходит через Москву (см. выше), но на долю этой провинции тоже остается прилично — почти как Татарстану перепадает ($14,5 млрд экспортных доходов против $13 млрд у Татарстана). Вот где биткойн не получит своего признания с распространением на пару, так это в ХМАО. Более $13,5 вывозимых товаров приходится на дальнее зарубежье. Это нефтегазовый экспорт. Нефтянка не нуждается в криптовалюте, так как там:

  • дополнительное ускорение транзакций «не в кассу»;
  • оплата в основном долларами США (а лишние транзакции = лишние потери);
  • обезличиться нефтяникам никто не даст (это им недвусмысленно дали понять на примере ЮКОСа).

А импорт в ХМАО не такой уж и значительный (всего $0,5 в год), чтобы коммерсанты смогли «распробовать» преимущества распределенных валютных сетей.

Сибирский федеральный округ

А вот здесь потенциал криптовалют как нельзя более кстати. И главным образом благодаря присутствию «под боком» такого активного пользователя биткойнами, как Китай. Округ экспортировал в 2017 году на более чем $33 млрд. В структуре вывозимых товаров на первых строчках:

  1. углеводороды (куда ж без них);
  2. алюминий;
  3. древесина;
  4. электроэнергия.

Кроме древесины, все представлены крупными производителями, для которых ускорение прохождения транзакций с помощью криптовалюты — не столь существенный аргумент. Но интересен импорт этих регионов. Во-первых, на существенную величину почти в $7,5 млрд. А во-вторых, это как раз те категории грузов, которыми торгует малый и средний бизнес:

  • оборудование, запчасти;
  • текстиль, товары ширпотреба;
  • продукция глубокого передела и с высокой долей добавочной стоимости.

Этим ребятам (торговцам, в смысле) биткойн очень даже придется по душе. Во-первых, потому что контрагенты на другом конце из стран Юго-Восточной Азии очень даже криптовалюту жалуют (несмотря на официальные запреты властей). А во-вторых, чем меньше предприятие, тем большее значение для него имеет гарантия платежа и скорость его прохождения. Ускорение товарооборота для такого коммерсанта означает жизнь и рост, а блокировка транзакции банком из-за непредоставления какой-либо бумажки — смерть. Здесь криптовалюты смогут проявить всю свою способность генерировать экономический рост.

Сухой остаток

Положительные эффекты для развития регионов несут не криптовалюты в чистом виде, а системы их включения в хозяйственный оборот. Приватизация — дело благое, но, проведенная в виде бесплатной раздачи ценнейших предприятий в незаинтересованные руки, она тут же начинает стимулировать появление таких экстремально выгодных проектов, как разрезка станков на металлолом новыми хозяевами (в лучшем случае — сдача площадей в аренду).

С криптовалютами все аналогично. Перед тем как открывать правовые «хляби небесные» и пускаться в либеральную биткойн-торговлю, следует просчитать (отдельно по каждому региону), к каким последствиям приведет возможность использования альткойнов в экономической деятельности. А иначе ситуация со станками на металлолом легко может повториться.

Автор материала:
Высшее экономическое образование СПбГУ. Опыт работы на фондовых рынках,занимался управлением активами и инвестированием. Интересен фундаментальный смысл биткойна. Уверен, что заработать на криптовалютах можно, даже абсолютно не зная, что это такое. Тема криптовалют интересна потому, что это реальная революция в устройстве общества. И мы с вами успеем ощутить ее удивительные последствия.
На правах рекламы Внедрение BLOCKCHAIN На правах рекламы
Комментарии