BTC/USD 9308.95 2.92%
ETH/USD 238.99 5.97%
LTC/USD 43.61 5.37%
BRENT/USD 43.08 0.65%
GOLD/USD 1782.69 8.02%
RUB/USD 71.34 1.19%
Tokyo
Moscow
New-York

Дэвид Чаум: от шифропанка до биткоина к цифровой демократии

0
Автор материала: Олег Уппит

Опережающий время: Дэвид Чаум

Шифропанк — цифровая субкультура, пришедшая на смену «хакерам» 80-х. Сейчас более понятным словом, не вызывающим ненужной путаницы с современными создателями «зловредов» и популяризированными массовой культурой образами взломщиков банков, будет, пожалуй, не заслужившее в то время популярности слово «кракер», предшествовавшее современному движению анонимусов.

Именно в идеях, впервые сформулированных шифропанк-сообществом, берет свое начало технология цепочек блоков и криптовалюты.

Шифропанк возник на стыке идей экономической свободы. О них рассказывали не слишком популярные тогда экономисты.

Роль, которую может играть криптография в защите человеческой свободы, многие смогли осознать еще в начале 80-х годов прошлого века. Это наверняка было бы и еще раньше, но ее отцы-основатели не были слишком увлечены технологическими вызовами и проблемами, как, например, был увлечен исследованием возможности тогда еще абсолютно гипотетического искусственного интеллекта один из первых шифровальщиков и создатель современного компьютера британский ученый Алан Тьюринг.

Пользователи первых сетей, предшествовавших нынешнему интернету, были людьми либо очень хорошо подкованными, либо очень увлеченными. Для них проблема обеспечения приватности для масс была скорее теоретической, потому что свою-то анонимность эти люди вполне могли обеспечить самостоятельно. По настоящему серьезным вызовом стало для шифропанков экспоненциальное увеличение количества пользователей глобальной сети и логично последовавший за ним спад их технической компетентности. Если на заре «кракерства» компьютер был для его тогдашнего «среднего пользователя» открытой книгой, то уже к концу 90-х он превратился в «волшебную коробочку» — black box, выполняющую желания непонятным снаружи способом.

Отрезвить общественность (пусть хотя бы частично) смогли только откровения Эдварда Сноудена. Уже скоро люди поверили в анонимность даркнета и массовых криптовалют, что в итоге стоило некоторым из них свободы, как это случилось с основателем площадки по торговле нелегальными товарами и услугами Silk Road.

Проблема в том, что цифровая анонимность, вероятно, не сможет быть обеспечена полностью. В жизни всегда присутствует человеческий фактор, который способен свести на нет любые технологические ухищрения. Впрочем, он же играет и против врагов приватности — государств, стремящихся к максимальному контролю за своими гражданами, и корпораций, желающих превратить как можно большее число людей в своих пользователей или рекламные лиды.

Криптография пока что лучший из имеющихся у нас способов защитить себя от всевидящего ока и недобросовестных манипуляций, ведь «Вселенная верит в шифрование», как писал в своем «Призыве к криптографическому вооружению» один из известнейших сегодня шифропанков-практиков Джулиан Ассанж.

Опережающий время: Дэвид Чаум

Одним из первых, кто начал массово взывать к общественности, стремясь показать значение приватности для пользователей глобальной сети, был профессор компьютерных наук из Университета в Беркли Дэвид Чаум. В своем интервью главному мировому технологическому журналу Wired он однажды так сформулировал эту мысль:

«Вы должны объяснить своим читателям, насколько это важно. В киберпространстве нет физических ограничений, нет никаких стен. Это совершенно другое, жуткое и странное место, и вопрос идентификации здесь — чистый кошмар. Понимаете? Все, что вы делаете, может видеть другой человек, все может быть записано навсегда. Это резко противоречит основному принципу демократии».

К этому можно добавить, что при недостатке технической компетентности и использовании вами ненадежных технологий ваши действия и вовсе могут быть сфальсифицированы, сфабрикованы против вас.

Чаум с самого начала своей карьеры был не только теоретиком цифровой конфиденциальности. Он принимал и самое активное участие в создании практических решений для ее обеспечения. Еще в 1981 году увидела свет его работа «Неотслеживаемая электронная почта, обратные адреса и цифровые псевдонимы», заложившая основу тех технологий, передовой реализацией которых сегодня являются анонимный браузер Tor, созданный Якобом Аппельбаумом, и алгоритмы оконечного шифрования ключей, применяемые в мессенджерах, войну которым безуспешно пытаются навязать помешавшиеся на контроле правительства.

Чаум видел проблему задолго до того, как она стала массовым вызовом, с которым пользователям пришлось столкнуться лицом к лицу, и уже тогда начал искать пути ее разрешения.

Следующим «пророческим» проектом Чаума стала разработка конфиденциальной цифровой валюты. В начале 90-х, рассказывая о своих идеях журналистам издания Scientific American, Чаум сформулировал эту проблему так:

«Вопрос, должна ли информация храниться в руках отдельных людей или же организаций, появляется каждый раз, когда правительство или бизнес решают автоматизировать ряд транзакций. Будущее общества во многом зависит от подхода, который будет доминировать».

Двумя годами позже, уже достаточно глубоко проработав концепцию цифровых денег, он представил их на первой конференции ЦЕРН, прошедшей в швейцарской столице в 1994 году:

«Вы можете оплачивать доступ к базам данных, покупать программное обеспечение или же подписки на новостные ресурсы, играть в компьютерные игры по сети, получать пятидолларовый долг от друга или же заказывать пиццу. Возможности действительно безграничны».

Проект, который Чаум создавал тогда с группой единомышленников, получил название eCash. Они объединили свои усилия, взяв название DigiCash еще в 1990 году. Компания занялась разработкой решений для платежных систем — это был их хлеб. Миссией же своей они считали создание цифровой денежной системы и ее независимой денежной единицы. Ей и стала eCash со своей внутренней валютой CyberBucks.

В те времена несложно было поверить в то, что глобальная сеть может стать всемирным рынком обмена знаниями, товарами и услугами, как предоставляемыми компаниями в форматах b2b и b2c (так в итоге и произошло), так и между пользователями в виде c2c-взаимодействий, время которых на практике наступает только сейчас, да и то — происходят они через технологические прослойки, поставляемые крупными рыночными игроками.

В 1994 году Чаум рассказывал в интервью The New York Times: «Скоро вы будете платить за каждую мелочь, производя намного больше платежей, чем сегодня. Каждая прочитанная статья, каждый ответ на вопрос — вы будете платить за это».

Таким представлялось создателям eCash радужное будущее микроплатежей. Ничто не предвещало падения. Еще два года спустя решение начали внедрять крупнейшие банки, а об интеграции задумывались создатели передовых тогдашних браузеров.и операционных систем. Но череда финансовых потрясений, поразивших мир, и крах доткомов, а также проблемы с грамотным ведением сделок уже к концу 90-х годов похоронили eCash. Однако именно проект Чаума, пусть и провалившийся с точки зрения бизнеса вдохновил появление ветви шифропанков, посвятивших себя поискам решения в области приватных цифровых валют. Итогом этих исследований и экспериментов и стал возникший в 2009 году, казалось бы, из ниоткуда биткоин.

Сам Чаум не довел до конца идеи максимального обеспечения децентрализации и отсутствия контроля. Банки знали, кто скрывается за идентификаторами пользователей, и могли по своему усмотрению обращаться со счетами eCash так же вольно, как они распоряжаются счетами собственных клиентов — замораживать, закрывать, ограничивать количество операций и т. д.
В то же время разработанный Чаумом алгоритм «слепых подписей», будь он внедрен в биткоин или другую массовую современную цифровую валюту, был бы способен значительно усилить ее криптографический потенциал, существенно повысив уровень анонимности пользователей и совершаемых ими транзакций.

Чем занимается Чаум после краха eCash? Он вернулся в родной университет и разрабатывает теорию репутационных систем, которые могут использоваться в электронной демократии. Учитывая, что ему удавалось уже не раз значительно опередить свое время, можно ожидать, что уже вскоре и в этой области мы встретимся с решениями, которые будут созданы под вдохновением от его научных трудов.

Автор материала:
Футуролог. Блокчейн-энтузиаст, криптоанархист, криптовалютный скептик. Изучаю социальные, политико-экономические и моральные эффекты наступающего будущего.