BTC/USD 6374.67 -2.25%
ETH/USD 289.51 -4.56%
LTC/USD 56.22 -4.97%
BRENT/USD 71.80 0.52%
GOLD/USD 1184.27 10.67%
RUB/USD 66.88 -0.03%
Tokyo
Moscow
New-York

Крупнейшие аферы в ICO — 2017. Onecoin

0
Автор материала: Олег Кронин

Весь мир уже понял, как быстро собрать деньги для нового проекта. Популярность ICO растет день ото дня. В прошлом году по всему миру их было зарегистрировано более 200, и в общей сложности они собрали около $4 млрд. В этом году объем собранных средств только за три месяца превысил $3 млрд. На волне всеобщего ажиотажа инвесторы легко расстаются со своими долларами, биткойнами и эфирами, надеясь заработать на стремительном росте одной из новых криптовалют.

Однако популярность и мошенничество почти всегда ходят парой. На ICO могут легко заработать не только добросовестные программисты и инженеры, но и мошенники, которые не боятся попасть под бдительное око правоохранителей, поскольку эта область совершенно не контролируется институциональными органами. Заметными событиями мира ICO в 2017 году стали скандалы, связанные с разоблачением двух крупных мошеннических проектов (всего их было много больше).

Onecoin

24 апреля 2017 года в далеком Мумбае проходила очередная презентация криптовалюты Onecoin. Все шло прекрасно: спикер с энтузиазмом рассказывал о том, как €5000, вложенных в токены компании, превратятся в €37 000 за счет роста цены валюты. Последняя еще не выпущена, но в ближайшем будущем появится на бирже. Слушатели восторженно теребили чековые книжки, занимая очередь для того, чтобы поменять их на волшебные токены. В этот момент в зал вошли полицейские и арестовали всех 18 представителей компании, находившихся в зале, а заодно и около $2 млн, которые удалось собрать в этот вечер. Что же произошло? Сюрприз: Onecoin оказалась мошеннической компанией, которой за два года активной рекламы удалось украсть более $350 млн. А начиналось все очень хорошо.

Отцы и матери — основатели

Компания была основана Ружей Игнатовой (Ruja Ignatova), болгарской гражданкой, и зарегистрирована в Болгарии и на Гибралтаре. Об Игнатовой поначалу было известно лишь то, что она сама написала о себе в Linkedin: выпускница Оксфорда со степенью по финансам. Университет позже отрицал этот факт. Сооснователями стали Кристиан Гобель (Christian Goebel), Джон Нг (John Ng),  Джарль Торсон (Jarle Thorson) и Себастьян Гринвуд (Sebastian Greenwood), большинство из которых позиционировали себя как успешных предпринимателей в области цифровой экономики.

Что продавали

О компании громко заговорили в 2015, когда она объявила о своих планах выпустить криптовалюту, работающую на «улучшенной» платформе блокчейн. Помимо участия в модном блокчейн-проекте, призванном сделать блокчейн «прозрачным и безопасным», Оnecoin предлагала сложную схему чрезвычайно доходного инвестирования, использующую преимущества гипотетической улучшенной версии блокчейна.

Компания организовала презентации по всему миру — в Великобритании, Италии, Гонконге, Вьетнаме, Китае, Индии, Дубае, Сингапуре, где продавала «инвестиционные» или «образовательные» пакеты по цене от $110 до $120 000. Доходность этих пакетов была напрямую связана с их ценой. Купленные пакеты давали инвестору право на получение токенов Onecoin, которые впоследствии должны были меняться на валюту, котирующуюся на бирже. Утверждалось, что число токенов, на которые имел право владелец пакета, должно было со временем удваиваться один или несколько раз в зависимости от цены пакета.

Майнинг этой валюты, опять же по словам представителей компании, велся на двух серверах в Болгарии и одном в Гонконге. Менять токены на валюту разрешалось лишь на сайте Onecoin, доступ к которому тоже стоил денег. Количество токенов, возможное для обмена на валюту, было ограниченно и снова зависело от цены «инвестиционного» пакета.

Однако инвесторы, как правило, не вдавались в технические детали. По стилистике презентации Onecoin напоминали встречи с проповедниками или региональными директорами компаний сетевого маркетинга. На сцену выходили люди и с горящими глазами рассказывали о том, как за короткий срок им удалось превратить свои 3, 4, 5 тысяч долларов в 30, 40 или 50 без всякого риска. Они рыдали, благодарили представителей компании, делились духоподъемными личными историями. Все представление очень напоминало массовое помешательство. Но деньги приносило неплохие.

Модное слово «блокчейн» начисто лишало людей разума. Cетевой маркетинг был упомянут не случайно. Вербовка новых инвесторов была частью «инвестиционного плана». За каждого привлеченного к покупке «инвестиционного пакета» вербовщик получал бонусы в виде дополнительных токенов.

Что-то пошло не так

К концу 2016 появились первые признаки накопившего раздражения, вызванного несбывшимися надеждами и сложностями обменных операций. Продажи «инвестиционных пакетов» сократились. Для спасения ситуации компания сделала заявление о переходе на «улучшенную» блокчейн-платформу. Но скандал вызвало не это, а информация о том, что человека, который должен был ее «улучшить», попытались нанять лишь за два дня до объявления.

Этим человеком был Бьорн Бьерке (Bjorn Bjercke), норвежский специалист по блокчейну с 19-летним опытом работы в области IT-технологий. По словам Бьерке, с ним связалось японское рекрутинговое агентство и предложило за «очень высокую» зарплату начать разработку для Onecoin блокчейн-платформы, работающей на SQL-серверах. Как специалист, Бьерке понял, что нанимающие его люди — аферисты, ничего не понимающие в блокчейне. По его словам, блокчейн Onecoin представлял собой «набор таблиц Excel и плохую подделку обменной платформы для демонстрации липовых операций». Своим мнением он поделился с участниками сетевого семинара, посвященного блокчейну, весной 2017.

Далее события происходили в ускоренном темпе. Журналисты стали узнавать о прошлом основателей компании. Выяснилось, что в 2012 Ружа Игнатова, лицо Onecoin, вместе со своим отцом была осуждена в Германии за финансовое мошенничество. Кристиан Гобель неоднократно участвовал в финансовых мошеннических схемах, а Себастьян Гринвуд был организатором множества афер, таких как Loopium, Prosper Inc. и SiteTalk. Незадолго до основания Onecoin они вместе с Джоном Нг и Джарли Торсоном учредили в Сингапуре финансовую пирамиду BigCoin, направленную на привлечение инвесторов из Китая и закончившуюся потерей инвесторами $50 млн. Более того, по данным полиции, сотни мелких компаний, основанных Onecoin и Игнатовой лично, имели деловые связи с «кокаиновым королем» Болгарии Христофосом Аманатидисом (Hristofos Amanatidis), который был совладельцем собственности, принадлежащей Игнатовой. Стали известны также связи Onecoin c обвиненными в мошенничестве компаниями в Китае, укравшими у вкладчиков более $45 млн. Выяснили и о краже $10 млн со счетов компании в Танзании, которые контролировала жена Торсона, о финансировании торговли оружием мусульманских общин Великобритании и о «мелких шалостях» с незаконной торговлей музыкальными дисками в Италии.

Как можно было понять, что Onecoin — афера

1. Технически безграмотный и грамматически неряшливый сайт.

Любой разработчик, уважающий себя и своих потенциальных инвесторов, заботится о том, чтобы никто не усомнился в его профессиональности. Сайт Onecoin ориентирован на людей, ничего не смыслящих в биткойне и движимых лишь желанием быстро и много заработать.

2. Смешение жанров.

Методы сетевого маркетинга и способы коммерческой реализации технологической идеи стратегически отличаются друг от друга. Если экономические стратегии, применяемые в одном случае, декларируются в качестве способа достижения цели в другом — значит, вас обманывают.  

3. Использование в рекламе несоответствующей действительности информации.

Руководство Onecoin обманывало потенциальных инвесторов, утверждая, что:

  • Onecoin — валюта.

На самом деле валюты Onecoin, равно как и токенов, не существовало, потому что никто никогда ее не добывал. Все, что получали инвесторы, — записи в Excel-таблицах, представленные как записи в фальшивых электронных кошельках на фальшивом сайте.

  • Onecoin работает на собственной блокчейн-платформе.

Никакой платформы не было и не могло быть, потому что не было самой валюты.

Признаки мошенничества прекрасно различимы даже на сайте компании, содержащем смысловые технические ошибки. Позднее Бьен Бьерке убедительно доказал этот факт.

Складывается впечатление, что руководители компании вообще не представляли себе, что такое блокчейн, как он работает и как связан с криптовалютой.  

Если бы желающие следовать технологической моде уделили немного времени изучению как предложений Onecoin, так и азов блокчейн-грамотности, большая часть из украденных компанией $350 млн осталась бы у своих владельцев.

Теги:
Автор материала:
Экономист. Пишу в основном для тендеров, а также составляю аналитические выкладки. Мои интересы: текущие котировки криптомонет и прочих интересных активов, прогнозы, аналитика. Стараюсь спрогнозировать будущее биткойна и прочих перспективных, с моей точки зрения, криптосетей, их положение в мировой экономике и корреляцию с традиционными инструментами инвестирования.
На правах рекламы Внедрение BLOCKCHAIN На правах рекламы
Комментарии