BTC/USD 6731.26 -0.14%
ETH/USD 242.66 -0.78%
LTC/USD 60.47 -0.49%
BRENT/USD 78.68 -0.03%
GOLD/USD 1198.94 -0.94%
RUB/USD 66.25 -0.34%
Tokyo
Moscow
New-York

Геннадий Медецкий: «Внедрение блокчейна и новейших технологий не спасет старую финансово-экономическую формацию от глобального кризиса»

0
Автор материала: Элина Масимова

Польза внедрения блокчейна в банковскую сферу — аргумент, который часто выдвигается «за» дружбу технологии и государства и без особой боязни властей пропускается в пробу на практике. Однако эксперты видят поверхностность в этом пусть и позитивном подходе к рассмотрению проблем противоречия настоящего и будущего. Взгляд прогрессивен, но лишь слегка, ведь не за горами пик глобального кризиса всей финансово-экономической системы, и к строительству цифровой демократии нужно идти сквозь смену либеральной экономической идеологии, считает Геннадий Медецкий, директор нескольких банков, венчурных и инвестиционных компаний.

О строительстве финансовых институтов на блочейн-основе, новой банковской системе, экспорте криптовалюты и путях искоренения коррупции мы поговорили с Геннадием после семинара в Altcoin Club

Каким Вы видите эффективное внедрение блокчейна в банковскую сферу? Как скоро оно может произойти?

— К сожалению, российская банковская система, в нынешнем ее положении, не в состоянии внедрить блокчейн в силу разных причин. Главная из них — в стандартизации. Стандарты банковской системы должны быть едины везде, так как она глобальна. Создавать национальный блокчейн в одной, пусть и большой стране не получится. Исключение составляет лишь Сбербанк, благодаря увлечению Германа Грефа Agile и блокчейн-технологиями внутри бэк-офиса банка. Задачи, которые могут быть решены при использовании блокчейна в системе расчетов, кредитов, управлении внутренней рентабельностью подразделений, исключаются банками из приоритетных направлений применения блокчейна, поскольку противоречат нынешнему устройству кредитно-денежной политики в стране и в мире.

Есть технологии, похожие на блокчейн, которые внедряются в мировую банковскую систему. Это Ripple и Stellar, что в сущности одно и то же, однако это не блокчейн, это современные технологии, позволяющие проводить трансграничные транзакции в тысячи раз быстрее и контролировать денежный оборот на новом, более совершенном уровне, блокировать любые счета, используя централизованные и унифицированные платформы. Реальный блокчейн используется крайне малым количеством банков. Пионером здесь является JP Morgan, внедряющий систему Quorum, основанную на блокчейне эфириум. Но даже внедрение блокчейна и новейших технологий не спасет старую финансово-экономическую формацию от глобального кризиса. Дело не в недостатке ликвидности, а в самой ее сути.

Финансовые кризисы происходят в последнее время каждые 10 лет, и система не совершенствуется с каждым новым кризисом, а остается такой же, какой была 100 лет назад. Последние три кризиса привели к тому, что при текущей финансовой системе разрыв в доходах и состояниях самых богатых и бедных людей мира вернулся к уровню, на котором он находился до Первой мировой войны. Главный недостаток системы в том, что деньги в ней являются кредитом, а не универсальным меновым товаром. Кроме того, современные кредитные деньги утратили свой главный признак — прогнозируемую редкость: годы политики количественного смягчения привели к практически неконтролируемой эмиссии, которая усугубляет системный кризис на всех уровнях, прежде всего на макроэкономическом. В своем современном виде банковская система уже вряд ли переживет хотя бы десятилетие. Банки сейчас — пережиток прошлого, и они вымрут, вы даже удивитесь, насколько быстро это произойдет. Если в 2008 году разорились шесть крупнейших банков в мире, такие как Lehman Brothers, то в настоящем кризисе, острая фаза которого развернется в 2018–2021 году, их не останется совсем, поскольку они просто не будут никому нужны. Появятся новые финансовые институты, которые и будут основаны на реальном блокчейне.

Венесуэла, Аргентина и даже, считается, Япония пытаются использовать криптовалюты как средство выхода из кризиса. Реально ли это?

— Из всех перечисленных стран только Венесуэла предприняла реальные шаги по использованию криптовалюты El Petro для выхода из кризиса. И я считаю, что это у нее не получилось. Громкие заявления президента Мадуро о том, что он собрал на первом раунде pre-ICO около $800 млн, оказались недостоверными. Он не учел, что блокчейн, на котором выпускались две национальные валюты, совершенно открыт. Вот как выглядит первый из них на эфире https://etherscan.io/token/0x3341b14ea28a4627cd807d704fbb85ff51239775#balances и второй — на NEM http://explorer.ournem.com/#/s_account?account=NCGBBZKOTERO3EXMPPCNDNDXZQQJXBEMWWO7MB66. Совершенно очевидно, что там нет никаких движений на сегодняшний день, а Николас Мадуро, желая сохранить лицо, банально врет.

 В Аргентине аналогичная ситуация. Местная валюта настолько волатильна, что не подразумевает никакого порядка даже в случае официального внедрения национальной криптовалюты. Улицы столицы страны Буэнос-Айреса наполнены людьми, выкрикивающими «камбио»,«камбио» — то есть «обмен», и уже довольно много мест, где меняют песо на биткойн наряду с долларами США.

У Японии же совершенно другие проблемы, которые связаны с целым комплексом причин. Но Япония — наиболее продвинутая в этом смысле страна. Во-первых, криптовалюты там легализованы полностью. Во-вторых, число мерчантов, принимающих криптовалюты в оплату за реальные товары, больше, чем где бы то ни было в мире, и их число растет каждый день по экспоненте. Кроме того, более 35% всего мирового оборота биткойна производится на японских биржах в паре йена-биткойн. Поэтому именно Япония — мировая испытательная площадка новой банковской системы, основанной на блокчейне и криптовалютах.

Что важно для России в первую очередь понять про блокчейн,  криптовалюты? Какие мифы стоит сразу развеять?

Первый миф, который необходимо развеять, — что у России есть какой-то свой путь развития этих технологий, отличный от других стран мира. Единственной особенностью России является ее хорошая энерговооруженность. И если биткойн — это криптоэлектричество, которое уже само по себе имеет хорошую рентабельность в стране, особенно в секторах ядерной и гидроэнергетики, то необходимо всячески поощрять майнинг здесь и прямо сейчас.

Россия экспортирует часть электроэнергии, и это приносит доходы. Возможности увеличения производства и продажи электроэнергии на месте, рядом с электростанциями, повышают рентабельность этого бизнеса. Недавно принадлежавшая Олегу Дерипаске энергетическая компания En4 заявила, что ждет майнеров на свои площадки и готова предоставить им огромные мощности для майнинга. Компания собирается выручить на майнинге $1,5 млрд.

Производство и экспорт алюминия — это фактически экспорт электроэнергии, поскольку доля самой электроэнергии в себестоимости алюминия превышает 50%. Я давно уже посчитал, что майнинг выгоднее разработки месторождений бокситов и дальнейшего электролитического выделения жидкого алюминия не только экономически, но и со стороны экологии. При этом рентабельность алюминиевого бизнеса «Базэла» — 10%, при огромных оборотах в $28 млрд и просроченных кредитах в $22 млрд. Рентабельность майнинга, в зависимости от курса биткойна, в самый плохой год — 100%, и это минимум, с учетом всех издержек. Видимо, теперь это стало ясно и Олегу Дерипаске — владельцу «Базэла» и энергокомпании En+, у которой пять электростанций. А с учетом того, что в производстве и потреблении электроэнергии бывают пики, которые En+ может регулировать в больших пределах, возникает огромное количество неиспользуемой мощности гидроэлектростанций, которую попросту некуда девать. И вот En+ ведет переговоры с компаниями, которым хочет продавать излишки электроэнергии для майнинга. Это принесет компании $10-15 млн с каждых 100 мегаватт. Общая мощность генерации компании — 9520 мегаватт. Так, если остановить производство алюминия, то можно заработать за год $1,4 млрд, просто продавая электричество майнерам. Но если майнить самостоятельно, то годовая прибыль превысит, с учетом обычного роста биткойна, $8–12 млрд. И это уже в пять раз больше, чем Олег Дерипаска зарабатывает на всем алюминии «Базэла».  

В России есть огромное количество энергозатратных и экологически опасных производств, продукция которых идет не на благо страны, а на экспорт, как в случае с алюминием. Очевидно, что рентабельнее и экологически оправданнее экспортировать криптовалюту, а алюминий, медь и титан оставлять только на нужды страны. И пусть наши, выражаясь языком Президента, западные «партнеры» ищут сырье на мировых рынках, а если оно им все-таки необходимо, то вкладывают в производство высоких переделов и добавленной стоимости здесь.

Нам нужен крипторубль?

Я являюсь сторонником идеи создания крипторубля, но не как спекулятивного инструмента, а как средства восполнения недостающих инвестиций во внутренний спрос и инфраструктурные проекты. Для того чтобы строить жилье, дороги и мосты, нам не нужен импорт. Все, включая песок, цемент, арматуру и битум, самосвалы, экскаваторы и бульдозеры, Россия производит сама. Крипторубль смог бы оживить экономику страны. Им можно было бы выдавать зарплату бюджетникам, военным. Население могло бы оплачивать налоги, госпошлины и коммунальные услуги крипторублем, а предполагаемая норма оплаты НДФЛ в размере 13% при выводе его в фиатные деньги поумерила бы пыл спекулянтов. Любые услуги государство смогло бы продавать за крипторубль, причем дешевле, чем за рубли. Лицензии на вылов рыбы, налог на недра… Все это наполнило бы крипторубль реальным спросом. И, самое главное, с крипторублем стали бы невозможны коррупция, откаты, обнал — весь блокчейн контролируется, в том числе населением, и прозрачен для него. Это и есть цифровая демократия.

В одном из своих видео Вы сказали, что экономика — попытка соединить математику и человеческие пороки. То есть она не разрабатывает эффективные модели? Если это лженаука, то как изменить сознание масс, как обучать людей грамотному финансовому поведению, организации экономической жизни?

— Люди здесь скорее жертвы, изменить их сознание не под силу никому. На Западе сейчас очень популярна корпоративная технология борьбы с преступлениями и коррупцией в компаниях посредством изменения правил, чтобы сами по себе правонарушения и коррупция становились невыгодными. Ну, представьте себе, что в России отменили НДС, компенсировав его ужесточением контроля в сфере внешнеэкономической деятельности и запретом офшоров на территории страны — в один миг пропали бы все правонарушения с этим налогом. А если отменить все налоги, как в ОАЭ, и оставить только налог с продаж 3% — ну, кто бы стал заниматься обналом? Он значительно дороже и опасней, чем оплата 3%. Компенсировать выпадающие доходы бюджета можно было бы ужесточением правил спекуляции валютами на бирже, той же отменой офшоров и введением заградительных пошлин на товары, которые и так производятся в России. Ведь введенные в 2014 ограничения на импорт мяса привели к взрывному росту его производства в России. Сейчас у нас перепроизводство курицы и свинины, снижение цен на такую продукцию, и часть уже идет на экспорт.

Во всем мире роль среднего и малого бизнеса в ВВП страны более 60%, а у нас менее 10%. Из-за непродуманной налоговой политики бизнесом в России могут заниматься только крупные сырьевые и госкомпании. Необходимо менять всю либеральную экономическую идеологию, которая за все годы существования ничего, кроме кризисов и нестабильности, не принесла. Идеология борьбы с инфляцией, которой с маниакальной одержимостью занято наше правительство, остановило развитие в стране. У нас в экономике денег в 44 раза меньше, чем, например, в США на единицу ВВП. Создан искусственный дефицит ликвидности банковской системы. Банки уничтожаются уже четвертый год, лицензии отзываются еженедельно после принятия ЦБ РФ норм Базель-3, разрушающих и опустошающих экономику страны. Вот, например, полная ликвидация ЦБ РФ с передачей его функций в Федеральное казначейство сможет дать эффект роста ВВП страны на 5–8% в год. ЦБ РФ и либеральная экономическая лженаука за последние 25 лет принесли стране вреда больше, чем Вторая мировая война, и это факт, в котором можно увериться по подсчетам с помощью открытых статистических данных.

Можете назвать пять правил инвестирования в криптовалюты?

— Да, конечно, но в инвестировании в криптовалюты гораздо важнее знать, чего не надо делать, чем то, что надо. Важно:

  1. Избегать сетевого маркетинга в инвестировании в 100% случаев.
  2. Никаких сетевых и мультикошельков и никакого хранения денег на бирже, только аппаратные или холодные кошельки.
  3. Никаких клубов инвесторов, пока ни одного успешного не было — все 100% скам.
  4. Осторожно с наличными деньгами при покупке и продаже криптовалюты, можно потерять не только деньги, но и жизнь.
  5. Никогда не покупать на эйфории роста и не продавать на дне, никогда!

Есть, конечно, еще правила, но основные деньги теряют именно так.

Венчурные инвестиции стали синонимом инвестиций в технологии после становления Силиконовой долины. Сейчас многое сконцентрировалось на блокчейне, но про какие технологии еще не стоит забывать, на Ваш взгляд?

— В эпоху информации не стоит забывать об информации как основе. Крупнейшие и богатейшие компании в мире не используют блокчейн: Apple, Google, Amazon, Wallmart, Bank of China. Самые большие деньги вертятся, не поверите, в страховом бизнесе — а это даже не хайтек, а еще есть энергетика, чистые технологии, медицина, нанотехнологии (я сейчас не про Роснано, конечно). Транспорт и интернет вещей — два вектора развития в постиндустриальном обществе. Не стоит забывать искусственный интеллект и машинное обучение. Это основа развития общества, и только что, пока в одном штате США, разрешили автомобили без водителей. Уже испытаны и утверждены стандарты мобильной связи 5G. Вот где сейчас много возможностей.

Каким Вы видите эффективное российское законодательство о криптовалютах?

— Сейчас раздаются противоречивые голоса из разных ведомств. На днях заместитель министра финансов России Моисеев предложил ввести уголовную ответственность за обращение цифровых суррогатов. ЦБ считает майнинг возможным, но продавать криптовалюты предлагает за рубежом. В то же время Минкомсвязи говорит о необходимости создания криптобиржи в России.

Я считаю, что пока нет четких очертаний образа эффективного законодательства о цифровых активах. Но мое мнение — регулировать ICO необходимо, майнинг же надо полностью легализовать и объявить пятилетние налоговые каникулы для него. Биржи точно нужны, с очень мягким регулированием, но с возможностью участия в них иностранцев. Крипторубль точно нужен стране, в меньшей степени частным спекулянтам. Необходима полная легализация криптовалют в стране по типу Японии. Это благо всем.

Чем больше во всем мире будут ужесточать контроль за криптовалютами, тем быстрее они приблизят демонтаж существующей экономической системы, основанной на кредите и человеческих пороках. После кризисов и неприятностей, взломов и падений новая криптоэкономика становится совершенней. Старая замшелая финансовая система, основанная на кредите и дефиците денег, напротив, с каждым кризисом становится все тяжелее и неповоротливее, неминуемо приближая свой бесславный конец. Криптодемократия победит, я уверен.

Беседовала Элина Масимова, фото: личный архив Геннадия Медецкого, pixabay

Автор материала:
На правах рекламы Внедрение BLOCKCHAIN На правах рекламы
Комментарии