BTC/USD 6109.06 -1.14%
ETH/USD 468.91 -1.32%
LTC/USD 82.07 -3.97%
BRENT/USD 75.81 3.78%
GOLD/USD 1268.99 2.42%
RUB/USD 63.24 -0.86%
Tokyo
Moscow
New-York

Легальная дорога для криптоиндустрии

0

Пока российские власти определяют правовой статус для цифровых валют, наши соотечественники создают независимые платформы по легальной работе с криптоактивами в других странах. Два месяца назад Казахстан зарегистрировал на своей территории Международный финансовый центр «Астана» (МФЦА) – площадку для работы с виртуальными средствами.

Возможности этой платформы, легализацию криптовалют в России, дефицит экспертиз в криптоиндустрии мы обсудили с Григорием Клумовым, генеральным директором и основателем компании STASIS, на базе которой в МФЦА и будет создана новая криптовалюта с реальным обеспечением традиционными финансовыми активами.

— Удалось запустить цифровую валюту в Казахстане?

— В прессе несколько исказили информацию. Рынок еще не понимает, что есть Казахстан, а есть МФЦА. То, где мы оперируем, называется Международный финансовый центр «Астана» — это как страна в стране. В самом Казахстане в плане законодательства, работы ЦБ риторика по обращению с криптовалютами и цифровыми активами жесткая. Вероятно, даже жестче, чем в России.

Возможно, после наших слов о том, что теоретически мы можем запустить крипторубль на территории МФЦА, президент России Владимир Путин дал поручение ЦБ и правительству разработать проект по регулированию криптовалют, майнинга и ICO. В России я много раз предлагал концепцию запуска локальной криптовалюты и легализации крипторговли, но каждый раз упирался в стену.

— А стена из чего?

— В России ситуация, как в басне: есть лебедь, рак и щука. У нас Ростех движется в одном направлении, финпром — в другом, Минфин— в третьем, депутаты — в четвертом.

В криптоиндустрии большой дефицит квалификаций, экспертизы, в том числе в государственных органах. Этот новый рынок достаточно сложный для анализа и доступа. Чтобы в нем разобраться, нужно пересечение разнообразных экспертиз глубокого уровня, которые отсутствуют у среднего финансиста или среднего айтишника. Нехватка одной из них, и пазл в головах у людей не складывается.

Мой бэкграунд идеально вписывается под этот рынок, потому что, с одной стороны, я программист, а с другой – финансист, учился на ВМиК МГУ и в аспирантуре ИМЭМО РАН. Опыт работы в индустрии управления альтернативными инвестициями помог мне вовремя сообразить, что цифровые валюты и активы имеют большое будущее.

— Как в законодательном плане устроена работа в МФЦА?

— STASIS решает проблему легального доступа к рынку цифровых активов. В настоящее время в мире отсутствует легальный юридический мост, связывающий мир традиционных финансов и цифровые активы. Японский пример может служить «песочницей» (sandbox) для остальных стран, так как доступен только для резидентов. Сейчас, чтобы отправить деньги на криптобиржу, помимо того, что вам нужно пройти семь кругов ада верификаций и доказать, что вы имеете навыки и способности торговать цифровыми активами, вы еще должны умудриться доставить туда деньги, не имея на то легального договора. Сегодня иностранные деньги отправляются на биржи без договора, регулирующего эти отношения, и приходят так же. Поэтому возник один из цифровых активов, наш прямой конкурент – криптодоллар Tether. Он появился как способ обмена деньгами напрямую между биржами.

STASIS решает вопрос прозрачности подписки и отписки на цифровой актив, такой как криптоевро. В первую очередь платформа будет полностью прозрачна, и государство или выбранный государством подрядчик займется аудитом. Причем технически мы можем делать аудит один раз в несколько минут, как только закрывается блок на блокчейне. Мы можем сбрасывать весь наш портфель по резервам, который мы получаем от клиентов, и показывать, сколько у нас физически находится средств. Токены, которые мы выпускаем взамен, видны на блокчейне, как и любой другой цифровой актив: их количество, все переводы, адреса. В совокупности, это позволит институциональным инвесторам и обычным клиентам быть уверенным в том, что активов столько, сколько и обязательств.

—  Каковы преимущества МФЦА?

— Плюс МФЦА в том, что это страна в стране. Руководство Центра создаст законопроект, контролировать исполнение которого будут судьи по английскому праву. Законопроект, в разработке которого мы принимали участие, определит регулирование четырех видов токенов в структуре капитала компаний. Любые иностранные компании или инвесторы, которые станут клиентами, смогут в местном суде защитить свои права. Это принципиальное отличие и качество этого рынка, его легализация в понятном правовом поле.

К Казахстану МФЦА привязан только территориально, но юридически там будут работать другие законы. Пока это таргетируется на международный рынок: на международных клиентов и инвесторов. Как Гонконг для Китая. Это два разных рынка. МФЦА – это скорее рынок для внешних инвесторов, а не для внутренних.

— Вы говорили о четырех типах токенов.

— Это ноу-хау STASISa. Сейчас в нашей концепции находятся четыре вида токенов: application token, utility token, security token, asset-backed token. Мы считаем, что они покрывают 99% всех возможных применений на сегодня в современном мире блокчейна для бизнеса.

Чем опыт на Мальте отличается от практики в Казахстане?

Для нас Казахстан, конкретно МФЦА, не был приоритетом. Очевидно, что криптоевро, а это будет наш первый токен, надо выпускать в стране, которая имеет отношение к евро.

На Мальте у нас была первая попытка создать некие правила регулирования токенов и разместить их в структуре капитала компании, чтобы государство с этим согласилось и можно было совершать эмиссию, которую мы хотим, – криптоевро. Этот процесс шел весь 2017 год. Осенью у нас должен был выйти пресс-релиз, но в Китае начали запрещать ICO и криптовалюту.

Многие государства поставили на паузу свои планы по легализации криптовалют. Потом, когда они увидели, что курс не только значительно не упал, а очень быстро восстановился и даже превысил предыдущие максимумы, процесс продолжился. Сейчас на Мальте, на сайте местного регулятор а, уже опубликован текст законопроекта, в разработке которого мы принимали участие. Думаю, что к весне у нас будет финальный законопроект на Мальте.

— Какие страны в очереди на внедрение государственных криптовалют?

Мы следим за мировым регуляторным прогрессом. У нас целая команда этим занимается. Сотрудничаем с людьми, которые разрабатывали законопроект по легализации криптовалют для Японии. Очевидно, что на очереди Америка. В США цифровые валюты признаны товаром. Для физлиц сразу возникает понятное налогообложение, для юрлиц есть нюансы. Однако в Штатах впервые в мире государство провело аукционы по продаже конфискованных биткоинов. Умные люди покупали их, потому что это легальная возможность поставить на баланс цифровой актив по понятной цене от понятного продавца. Вслед за Америкой к таким же аукционам присоединилась Австралия. Сейчас Гибралтар и остров Мен активно развивают регуляторный фреймворк под ICO и под криптобиржи.

— В будущем будут преобладать частные криптовалюты или государственные?

— Ни то, ни другое. Я считаю, что идея приватных блокчейнов провалилась. Имеет ценность глобальный децентрализованный блокчейн, когда нет конкретного узла, который бы мог повлиять на работу и принятие решения. В STASISe мы будем использовать эфир как блокчейн для прототипа и бета-продукта, потому что сейчас он решает наши проблемы, связанные с доверием, со скоростью транзакций.

У нас в первое время не будет большого количества транзакций, а сегодня эфир позволяет проводить и обрабатывать те несколько тысяч транзакций в день, которые нам потенциально понадобятся. Плюс он достаточно крупный по капитализации. Основная ценность капитализации блокчейна в том, что подделать транзакцию там стоит очень дорого.

беседовала Марейка Лосева, фото STASIS

На правах рекламы Внедрение блокчейн в бизнес На правах рекламы
Комментарии