BTC/USD 7219.58 -0.58%
ETH/USD 143.99 -0.53%
LTC/USD 43.59 -1.62%
BRENT/USD 64.33 0.96%
GOLD/USD 1466.45 -7.89%
RUB/USD 63.23 -0.53%
Tokyo
Moscow
New-York

Роман Поволоцкий: «Через 3 года мы перестанем покупать телевизоры и смартфоны, потому что они уже будут не нужны»

0

Кибер Россия

Россия стремительно движется к глобальной цифровизации и автоматизации, но мы все еще смутно представляем масштаб грядущих изменений. Для того чтобы не остаться «за бортом» завтра, бизнесу и гражданам необходимо уже сегодня адаптироваться к изменениям и осваивать необходимые навыки.

Роман Поволоцкий, основатель и руководитель федеральной программы по развитию кадров цифровой экономики «Кибер Россия», рассказал BitCryptoNews о дальнейшем развитии информационных технологий, важности обучения в этом направлении и, конечно же, о перспективах блокчейна и криптовалют.

– Проект «Кибер Россия» является стратегической инициативой, и программа курсов рассчитана на учеников начиная со школьного возраста. Неужели в стране такой дефицит специалистов в данной сфере?

– Дефицит, конечно, есть. Он связан, в первую очередь, с быстрым ростом самих технологий. Виртуальная и дополненная реальность в этом плане занимают большую нишу. Это рынок, который будет расти ближайшие, как минимум двадцать лет, а то и более.

Специалисты, которые сейчас есть на рынке, очень востребованы, потому что для работы в направлении AR/VR необходимо владеть огромным количеством навыков, которым мы и обучаем с самого нуля. Люди приходят к нам без подготовки, но за 2-3 года начинают писать свое первое программное обеспечение. Наша задача заключается в том, чтобы они еще и деньги научились зарабатывать при помощи нашей программы. У нас уже есть прецеденты.

В стране сложилась ситуация, кода мы обеспечиваем человеческим капиталом огромное количество других государств и самые ценные таланты от нас, к сожалению, утекают. Поэтому наша первоочередная цель - это создать такие условия, при которых можно заниматься разработкой ПО и продавать его по всему миру, не уезжая из РФ.

Но, конечно же, когда мы говорим о каких-то серьезных проектах, важно понимать, что Россия вообще не является рынком. То есть, русскоязычное население - это 1% интернет-населения планеты, и в этом вся прелесть.

– Какие существующие информационные технологии Вы считаете наиболее значимыми в долгосрочной перспективе и почему?

– Во-первых, системы, которые собирают, хранят и обрабатывают данные - это самый мощный тренд. То есть, мы переходим из информационного общества в общество управления данными, из IT - в Data technologies.

Во-вторых, этими данными надо управлять. Сюда относятся системы искусственного интеллекта, компьютерное зрение, беспилотные виды транспорта, виртуальная и дополненная реальность, робототехника и блокчейн, конечно.

– По Вашему мнению, когда в России технологии AR/VR будут интегрированы на рабочие места, а службы поддержки перейдут в виртуальный режим?

– Я думаю, что мы находимся сейчас примерно за 3 года до этого момента, и в 2022-2023 годах это станет массовым явлением. Тогда мы сможем зайти в какую-нибудь «Евросеть» или «Связной» и купить себе за $300 очки виртуальной реальности, записать туда программное обеспечение и не покупать больше телевизоры, мониторы и смартфоны, потому что они не особо и нужны будут.

У дополненной реальности есть очень серьезное преимущество: она освобождает руки. В тех профессиях, где руки заняты, дополненная реальность - это единственное эффективное решение. Например, это врачи, конструкторы, механики и все те, кто работает в подобных условиях. Поэтому, когда появится такое доступное оборудование, то ему сразу найдется применение.

– Как вы относитесь к идее виртуальных офисов?

–Я в нее верю. Вместо того чтобы покупать себе кучу мониторов и не иметь возможности таскать их на дачу, в другой офис или город, проще будет купить очки и сделать виртуальные мониторы для взаимодействия со всем необходимым.

– То есть, следующий шаг - это виртуальные мониторы?

– Они уже есть! Просто очки сейчас не выполняют полноценную функцию из-за небольшого заряда батареи и малой мощности. С ними нельзя работать целый день без подзарядки. Ну и по ряду других причин, но эти недостатки быстро исправят. Счет идет на месяцы.

– А что насчет магазинов в AR/VR?

– По сравнению с обучением персонала, производством, медициной, маркетингом, всякими инсталляциями, архитектурой и индустрией 4.0, это - шумы. Я думаю, что на них будет приходиться меньше 3% рынка.

– Выходит, магазины не будут массово использовать AR/VR?

– Нет, почему? Будут, потому что любая бирка на одежде или товар на прилавке – это поверхность, которую можно использовать как маркер для дополненной реальности.

Конечно, это будет, и это огромный бизнес. Но по сравнению с производственными мощностями, обучением и образованием, я думаю, это будет использоваться меньше.

Вы сейчас спросили, и я задумался. Если мы говорим про ритейл, то доставкой заказов скоро будут заниматься беспилотные дроны, поэтому данная ниша тоже уйдет. Посмотрим, в любом случае все это будет развиваться.

Роман Поволоцкий

– Какие из последних проектов в сфере виртуальной/дополненной реальности Вас впечатлили больше всего?

– Лично меня впечатлило то, что мы недавно делали совместно с компанией «Рекадро». Это симулятор поведения человека в экстремальной ситуации, когда нужно срочно оказать медицинскую помощь. Я с удивлением обнаружил, что понятия не имею, что делать, если я вижу, что человек лежит на полу без сознания и у него голова в крови. Для меня это было интересным опытом, и теперь я знаю, как себя вести.

– То есть, он сразу показывает варианты, что делать?

– В этом то и разница, что не сразу показывает, а нужно совершить определенные действия. В этом принципиальная разница между просмотром видео и нахождение в виртуальной среде. Это наличие интерактивного сценария, который может продемонстрировать, какие вообще могут быть варианты в симуляторе. После полученного опыта я стал более подготовлен к таким вещам. Мне это очень понравилось, и я действительно поверил в перспективы обучения персонала таким образом.

Когда стало понятно насколько легко воспроизвести критическую ситуацию, которую практически не воссоздать в реальных условиях, неважно это поломка конвейера, взрыв на атомной электростанции или еще что-то, и ты можешь это прожить, то резко повышается понимание того, как вести себя в этой обстановке. Меня это, действительно, впечатлило.

– Что, по Вашему мнению, в будущем ждет блокчейн и криптовалюты?

– Блокчейн ждет процветание. Это технология, которая позволяет создать безопасную структуру хранения данных. А криптовалюты - сложный вопрос, потому что это не регулируемая государством валюта, которая будет вызывать определенные вопросы у властей разных стран. Поэтому, я думаю, что криптовалюты ничего хорошего не ждет, в отличие от их базовой технологии.

Мы с вами еще увидим расцвет этой системы. Потому как сейчас мы наблюдали только ее исключительно меркантильные применения. Рынок был перегрет теми инвесторами, которые поверили в легкость наживы. И сейчас эта ниша откатилась назад, потому что никто не хочет быть обманутым.

Кроме того, 95% проектов на блокчейне оказались бестолковыми, а те 5%, которые есть, будут закончены, и сформируют рынок. То есть, по кривой Гарднера выйдут на «плато стабильности», и мы увидим систему, которая позволяет при помощи блокчейна хранить эти данные.

Просто их будет меньше, они будут иметь конкретную функцию и, в принципе за этим будущее. Я думаю, что контркорпоративные меры имеют место быть в блокчейне, и мы увидим шествие сегментированных каталогов, структур данных, которые сознательно децентрализованы.

– Почему в программах обучения было решено сделать акцент именно на 3D моделировании, AR/VR и блокчейн-сервисах, а не на более «модных» сейчас big data и искусственном интеллекте?

– Вообще, мы разработчики компьютерных игр и нам эта тема ближе! Мы верим, что компьютерные игры это такой вид интерактивных медиа, которые будут постоянно развиваться. Очевидно, что большинство детей сейчас играют в компьютерные игры.

Когда мы перед ними выступаем и задаем вопросы: «Кто из вас играет в компьютерные игры? Кто из вас хочет делать компьютерные игры?», то видим лес рук. И это понятное для них предложение, потому что мы через творческую идею, через вдохновение, видимый или ожидаемый образ будущего в виде игры для этой идеи, мотивируем ребенка или студента на то, чтобы он сделал ее.

Когда он приступает к созданию, оказывается, что для реализации нужно знать огромное количество знаний: знать математику и физику, владеть несколькими языками программирования и различными инструментами 3D моделирования. И, конечно, когда он все это изучает, делая свою игру, то у него совершенно другое отношение.

Блокчейн - это просто. У нас есть команда, которая очень серьезно занимается разработкой, а мы сейчас больше ушли в продакшн этой команды. То есть, обучение сейчас практически не ведем, потому что эта тема находится в серой зоне в нашей стране, и мы решили сфокусироваться на том, что более понятно.

Кроме того виртуальная и дополненная реальность - это безумно интересный рынок. Он очень быстро растет, и для нас он более понятный и прогнозируемый с точки зрения денег, чем все остальные.

Мы сейчас занимаемся также робототехникой, искусственным интеллектом, нейросетями с компьютерным зрением - все это тоже находится в поле нашего зрения, но основой мы сделали виртуальную и дополненную реальность. В планах есть также развитие сферы интернета вещей.

Второй важный тезис - это то, что мы находимся в цифровой среде. У нас в руке уже не просто мобильный телефон для звонков. На нем есть приложения, связанные с сервером, с облачными вычислениями. Часть их обрабатывает искусственный интеллект, и там же есть приложения с дополненной реальностью, то есть, это целый комплекс.

Виртуальная и дополненная реальность - это новый вид ввода/вывода информации в целом. Когда появятся очки виртуальной реальности на уровне доступности смартфонов, то мы увидим взрывной рост продаж контента. И мы системно хотим занять именно эту нишу.

Группа Кибер Россия

– На что сейчас могут рассчитывать те, кто успешно закончил обучение?

– У нас есть несколько вариантов завершения обучения. Первый вариант - мы помогаем с трудоустройством. У нас самих есть большое количество вакансий. Рынок очень быстро растет, нам катастрофически не хватает разработчиков и педагогов. Мы трудоустраиваем тех, кто высказывает свое желание и соответствует личностным качествам.

Если человек соответствует требованиям и действительно хочет трудиться, то мы ему помогаем. Он очень быстро находит работу, причем хорошо оплачиваемую. Через нас уже прошло большое количество людей, и еще не было таких ситуаций, когда человек попросил у нас помощи с трудоустройством, а с этим возникли какие-то проблемы.

Второй вариант - это создание своей компании или команды. К нам приходят, чтобы основать свой стратап, и пытаются понять, как это сделать правильно. У них есть какая-то идея или даже проект, команда, а мы им помогаем из этого сделать «конфетку».

Даже если человек не работает у нас, то по окончанию обучения у него появляется богатое портфолио, поскольку в процессе обучения он решает много интересных задач. А начинается это все с компьютерных игр, потому что это один из самых сложных видов программного обеспечения, который сильно мотивирует и вдохновляет как детей, так и взрослых.

Когда они научились создавать игры, все остальное делать достаточно легко и понятно. Человек в процессе обучения, за 2-3 года, в зависимости от программы, получает такой багаж работ и опыта, что он с ними может легко найти хорошую работу.

Для программного обеспечения есть понятная логистика. Через интернет все гораздо проще происходит и при этом есть высокая капиталоемкость процессов. То есть, команда из семи человек может сделать крутой продукт, который будет пользоваться успехом у миллионов пользователей по всему миру. Достаточно будет перевести это ПО на несколько языков и все.

– Какие существуют ограничения по возрасту для учеников?

– Стоит отметить, что наша программа рассчитана на несколько целевых групп, с которыми мы работаем. Первая группа - дети, для них есть программа с 1 по 8 класс. Мы разработали достаточно большую и обширную программу, чтобы обучить их до нужного уровня

Вторая группа - это взрослые разработчики, у которых есть большой запрос на улучшение своих компетенций:

  • программисты, которые хотят лучше знать Unity;
  • стартапы, которые хотят прокачаться в виртуальной реальности;
  •  проектные команды корпоративных клиентов, которые хотят выйти на рынок виртуальной и дополненной реальности.

Они к нам приходят в коворкинг, где мы с конкретной командой, с конкретным человеком, разрабатываем индивидуальную программу обучения. Она становиться планом работ, где на выходе мы помогаем получить ожидаемый результат. И не важно, это трудоустройство, создание своего проекта или выпуск продукта на рынок.

И третья группа - это пенсионеры. С этого года мы начали с ними активно работать, чтобы подготовить и сделать их них педагогов. В марте у нас запускаются первые группы по обучению пенсионеров. В нашей стране пенсионный возраст увеличился, и где-то людям нужно работать.

– Планируете ли в ближайшее время расширить перечень программ обучения новыми направлениями?

– Сейчас, в первую очередь, это компьютерное зрение, машинное обучение и системы с искусственным интеллектом. Про робототехнику позже, она у нас сейчас больше, как мехатроника. В виртуальную и дополненную реальность мы верим больше всего, поэтому ей и занимаемся. Это для нас понятный продукт, и у него понятные перспективы.

Наши цели: создать лучшее в мире образование, прекратить экспорт человеческого капитала и наладить экспорт образования и программного обеспечения.

беседовал: Иван Маличенко, фото: «Кибер Россия»