BTC/USD 7653.80 -7.26%
ETH/USD 589.35 -13.55%
LTC/USD 119.38 -10.09%
BRENT/USD 79.19 -0.48%
GOLD/USD 1290.85 -0.09%
RUB/USD 61.59 0.54%
Tokyo
Moscow
New-York

С Телеграмом пролетели. Часть 2

0
Автор материала: Элина Масимова

Блокировка Телеграма не оказала существенного влияния на блокчейн-сообщество и крипторынок по разным причинам (часть 1), считают представители ICO-проектов. Однако подобные действия регулирующих органов вынуждают делать выводы о комфортности российского климата для бизнеса и технологий.

Представители ICO-проектов о блокировке Телеграма

Никита Ануфриев, основатель и CEO проекта DateCoin, уверен, что рынок криптовалют и мир блокчейна претендуют на то, чтобы называться сегодня по-настоящему прорывными и инновационными. Блокировка сервисов на территории России, по его мнению, не может оказать какое-то критическое воздействие на них, ведь проекты с российскими корнями в большинстве своем позиционируют себя как международные.

Представители ICO-проектов о блокировке Телеграма

Долгие годы мы наблюдаем отток капитала из страны. Никуда не исчезло такое явление, как «утечка мозгов». Чтобы решить эту проблему, необходим комплексный подход.

Любая блокировка популярного сервиса только увеличивает недовольство людей. На этом фоне заявления регулятора о том, что на очереди Facebook, вызывают оторопь. Все это складывается в итоге в некую критическую массу, которая и выливается в глобальные последствия, в том числе вынужденный отток талантливых молодых бизнесменов из нашей страны. Это крайне тяжело воспринимать, особенно когда видишь, что значительная часть тех же ICO проводится нашими соотечественниками, вынужденными реализовывать себя за пределами нашей страны.  

Что касается последствий блокировки лично для нас, то они нас обошли. За месяц до блокировки наши специалисты разработали необходимые прокси-сервисы для внутренних нужд, в связи с чем работа в наших каналах ни на минуту не прерывалась.

Илья Родин, GR и business development в SKYFchain, подчеркивает, что какое-то количество пользователей из Телеграма ушло, но традиционная «блокчейн-тусовка», которая продолжает быть в Телеграме, практически не заметила какого-то влияния блокировки.

Представители ICO-проектов о блокировке Телеграма

Блокировка, конечно, сильный негативный сигнал, но некоторые люди считают, что это небольшая пиар-акция Телеграма, связанная с выходом на ICO. Проблемы у сервиса были, насколько я помню, только несколько первых дней и даже часов, сейчас он продолжает стабильно работать. От знакомых, которые поначалу говорили, что испытывают трудности при взаимодействии с теми же онлайн-кассами, я тоже больше не слышал, что проблемы сохраняются. Видимо, Телеграм и Роскомнадзор нашли какую-то модель взаимодействия, при которой третьи лица и сервисы не страдают.

На наш бизнес тоже блокировка Телеграма никак не повлияла, сейчас Телеграмом ведь можно пользоваться даже без самостоятельно установленного VPN того же.

Феликс Хачатрян, основатель и CEO Ubcoin, подчеркивает, что Россия — все же наиболее мягкий рынок с точки зрения вмешательства государства, а влияние в целом на бизнес — вопрос не только блокировки Телеграма.

Представители ICO-проектов о блокировке Телеграма

Хотя Телеграм — это, безусловно, главный мессенджер в блокчейн-мире, участники децентрализованного сообщества из разных стран все-таки предпочитают для общения свои местные приложения: в Южной Корее это KakaoTalk, в Японии — Line, в Китае — WeChat. По нашему опыту, для взаимодействия с китайскими пользователями телеграм-группа подходит хуже, чем группа в WeChat.

Как отразится блокировка IP-адресов Amazon и Google, например, на развитии бизнеса в РФ и СНГ — сложный вопрос, это уже не связано с Телеграмом. Тут, скорее, нужно говорить о том, как развиваются политические отношения между Россией и США: ведь все косвенные блокировки коснулись крупных американских компаний. И поскольку сложно предположить, что в Роскомнадзоре сидят люди, которые не понимают, чьи IP-адреса они блокируют, можно говорить о некоей скрытой конфронтации между двумя странами. Но, конечно, для ответа на этот вопрос требуется экспертиза в другой сфере, не в области блокчейн-технологий и криптоэкономики.

Последствия блокировки Телеграма гораздо глубже, чем простой выход бизнесменов из некомфортной зоны, считает Антон Солодиков, CEO проекта Sharpay.

Какие тут могут быть комментарии о блокировке Телеграма, кроме резко негативных? Я достаточно спокойно реагирую на многие государственные инициативы, знаете, как многие предприниматели — «лишь бы не мешали работать». Но сейчас я вижу, как от государственной машины начинают отворачиваться даже те, кто вчера ее хвалил. Телеграм — это целое поколение молодых людей, кто привык им пользоваться. Сегодня государство забанило не Телеграм, а отношения с целым поколением. Все разочарованы.

Технически подкованную блокчейн-аудиторию действиями РКН не обескуражить, уверен Валентин Алексеев, представитель проекта Faceter. Но любые подобные действия все же могут отпугивать, негативные новости с родины всегда вредят рабочему настрою.

Увы, это российская действительность. Либо потрать время и силы на регистрацию проекта за рубежом, либо начинай день «перекрестившись и с молитвы», чтобы все прошло гладко.

Конечно, то, что творит РКН, — за гранью добра и зла и больше напоминает рассказы Кафки, но конкретно на аудитории криптоиндустрии это не сильно отразится. Да и в целом общество постсоветского пространства уже «привыкло» бороться с государственными потугами что-то запретить и тому подобным.

Просто все, что делает наше правительство в сфере криптовалюты и блокчейна, может оттолкнуть энтузиастов и спровоцировать их уезжать. Это печальный факт. Разумеется, если мы не говорим о таких «криптоэнтузиастах», как Герман Греф.

Алексей Пайкин, управляющий директор Minery, также отмечает, что из-за блокировки «гики» просто стали использовать прокси для подключения к Телеграму, а «негиков» на рынке криптовалюты и блокчейна практически не бывает.  

Представители ICO-проектов о блокировке Телеграма

Блокировка же IP-адресов других мировых компаний уже создала ряд неудобств при работе с task-менеджерами, например, slack, почтой и другими сервисами. Однако блокировка Телеграма хоть и является неудобством, не является блокировкой блокчейна. Это разные вещи, которые не зависят друг от друга. В целом, конечно, это не способствует развитию бизнеса.

Василий Силин, СEO, сооснователь проекта Tokpie, тоже считает, что перспективному проекту действия регулятора по блокировке Телеграма не помешают в развитии, просто использоваться будут серверы, размещенные в других странах.

Представители ICO-проектов о блокировке Телеграма

Чтобы закрыть лазейку собственных VPN, регулятор должен забанить всю подсеть с кучей IP-адресов. Дуров же обещал проплачивать создание таких частных VPN-серверов.

И я не думаю, что из-за этой ситуации предприниматели, кто живет, работает в России, начнут массово покидать страну. Если что и утечет, так это денежные потоки от местных провайдеров — к зарубежным аналогам, и российская казна недополучит доходов.

Беседовала Элина Масимова

Автор материала:
Комментарии